?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сон об уставших Богах

Бессонница. Шекспир. И древо Иггдрасилль.
Я «Сон в летнюю ночь» прочла до середины…
Сей длинный текст…


На самом деле ничего я не читала, а эти строки навеял мне спектакль «Сон Шекспира в летнюю ночь». Спектакль, вызвавший у меня очень противоречивые ощущения.

С одной стороны - стильная лаконичная сценография, сильные актеры, интересный и смелый замысел молодого режиссера Елизаветы Бондарь создать на сцене Томского театра юного зрителя свое собственное высказывание о любви через текст одной из самых известных шекспировских пьес. С другой – режиссерское высказывание получилось наивным, масштаб темы и замысла не соответствуют масштабу воплощения.

1

На сцене очень много красного – пламенного, испепеляющего, будоражащего. Новосибирский художник Евгений Лемешонок создал лаконичную и стильную сценографию. Собирает, определяет пространство некая ось - то ли мифологическое вселенское дерево Иггдрассиль, то ли столп пламени. Если приглядеться, то тебе представится вечный огонь, только опрокинутый в пространстве – гранитный постамент наверху, огонь объединяет небо и землю. То есть некие метафорические Космос и Мировой океан, потому что, как выясняется в процессе спектакля, внизу – вода. И эта вода становится дополнительным выразительным средством спектакля, непредсказуемо меняя картинку и даже влияя на движения актеров.

Вода, камень, дерево, огонь, металл – нам представлены все пять ключевых элементов. Такая сценография обязывает, и ты поневоле начинаешь ждать, что в процессе просмотра спектакля будут опрокинуты все твои представления – о любви, о жизни, о Шекспире, о театре, о чем-то самом важном.

2

Елизавета Бондарь сделала заглавными персонажами своего спектакля Титанию и Оберона. Они – причина всего, боги, принявшие вид наших современников. Бесконечно уставшие (так показалось мне) существовать. Позади – тысячелетия, впереди – тысячелетия. В некую особо важную летнюю ночь у них бессонница (и – вспоминая название спектакля, есть еще некий демиург Шекспир, который, наоборот, видит все это во сне). И вот Оберон и Титания говорят-говорят-говорят о любви. Говорят и говорят, повторяя каждую фразу по нескольку раз. Назойливо, иногда агрессивно, срываясь на крик. И поэтому то, что они произносят, довольно быстро становится утомительным. А еще они предлагают нам посмотреть свои сны. На тему только что проговоренного.

3

Шекспировского текста в спектакле использовано процентов десять. Остальной текст был создан неизвестным автором (так написано на афише). Текст у этого «неизвестного автора» получился, прямо скажем, не шедевральным. И главный его недостаток в том, что он не рождает художественных образов. Это декларации, которые так и остаются декларациями, слово не рождает новые смыслы.

Вот, например, Титания заявляет, что самый сильный род любви – неразделенная женская любовь, потому что, мол, эта любовь способна сотворить то-то и то-то. А ты вспоминаешь пьесу Дюрренмата «Визит старой дамы», где художественно показано, как отвергнутая женщина оказалась способна ни много, ни мало как духовно уничтожить целый город. Убедительно. Страшно.

В спектакле же рассуждения о неразделенной женской любви проиллюстрированы шекспировской сценой, когда Елена гоняется за Деметрием. То есть то, что это именно Елена и Деметрий понимают только те, кто знаком с пьесой Шекспира. Для остальных это просто некие мужчина и женщина. Женщина многократно виснет на мужчине, тот многократно ее отталкивает. Всё.

4

По такому же принципу в спектакле представлены и остальные «роды любви» (именно такое словосочетание использует «неизвестный автор»), о которых рассуждают Титания и Оберон. Сначала декларация, потом иллюстрация из шекспировского текста.

Вот Титания и Оберон рассуждают о своей любви, которая «как спокойная река, как крепкое дерево с глубоко проросшими корнями» и смотрят сон, в котором те же, мужчина и женщина, что были Деметрием и Еленой, говорят немного текста Гермии и Лизандра. Одни и те же реплики они произносят несколько раз: сначала, катаясь, на велосипедах, потом спасаясь от грозы под зонтиком, и, наконец, бок о бок – читая томик Шекспира.

Вот Титания и Оберон решили поговорить о том, что такое любовь-амок и нам показывается, как они же в прошлом ссорятся по поводу Ипполиты и Тесея.

Любовь-шутка, любовь-игра? Пожалуйста, посмотрите, как Титания влюбилась в нелепого ткача Основу.

5

При этом «шекспировские сцены» в спектакле лично мне вполне симпатичны, в них есть ирония (чего абсолютно нет в разговорах Титании и Оберона), они сделаны в духе постмодернисткой игры с текстами, иллюстрируют, сколько всего понамешано в голове у современного человека, да и его восприятие классики, в конце концов – там застряла крылатая фразочка, там запомнился образ. Зачем и почему, и какое все это место занимает в комедии Шекспира, уже неважно. Все это встроилось в некий общий мировой текст, соавтор которого каждый из нас.

Деконструкция текста – широко используемый в постмодернизме прием. Здесь деконструкция достигается многократным повторением – слова обесцениваются, но новых смыслов не появляется.

Есть игра с шекспировским текстом, с классическими клише, но совершенно нет любви. Есть красивая картинка, напоминающая кино, но не возникает новых смыслов.

Боги, наверное, действительно безмерно устали и неспособны уже не только испытывать любовь, но даже и толком вспомнить, что это такое.

Фото Томский ТЮЗ.

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
na_talie
May. 4th, 2017 02:40 pm (UTC)
Текст хотела выложить еще несколько дней назад, но дожидалась фотографий.
( 1 comment — Leave a comment )

Profile

театр в Томске
teatr_tomsk
Театр в Томске

Latest Month

May 2018
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel